Уровень существования


Уровень существования (восприятия права). На нынешнем этапе развития юридической науки можно считать в определенной мере преодоленными представления о внеличностном (внесубъектном) характере действия права, укладывающегося в кибернети­ческую схему «команда - действие». Однако и ныне информа­тивное и ценностно-ориентационное действие права явно недооце­нивается. Считаемся, к примеру, что закон живет только тогда, когда он применяется. Такой подход имеет немало сторонников как в отечественной правовой литературе, так и в зарубежной (С.Н. Братусь, Р. Лукич, Б. Спасов и др.). Действительно, специ­фика права заключается главным образом в том, чтобы вызывать у адресатов соответственно его требованиям моделируемые дейст­вия или удерживать от них.
Однако сами эти действия помимо воли и сознания их носителя возникнуть не могут. Обусловлено это тем, что право есть психо­логический фактор общественной жизни и оно действует психи­чески. Его действие состоит в возбуждении или подавлении мо­тивов к разным действиям и воздержаниям, в укреплении и раз­витии одних склонностей и черт человеческого характера, в ос­лаблении и искоренении других. Многочисленные исследования, юридический опыт убедительно свидетельствуют о том, что аде­кватность реакции на правовые раздражители (нормы, правовую деятельность) имеет строго определенную закономерность, суть которой заключается в том, что, лишь преломившись в психике человека, вызвав у него соответствующее отношение, правовое предписание реализуется в практических действиях.
Юридические нормы, не пропущенные через сознание, психи­ку своих адресатов, имеет лишь формально-юридическое значение и не приобретают качества правового регулятора.
Восприимчивость правовой нормы ее адресатом - свидетель­ство того, что она произведет эффект в общественной жизни, до­стигнет предусмотренных в ней целей.
Значит, уровень существования (восприятия права) есть не­обходимая веха, создающая основу для регулятивного действия права, достижения им в конечном счете своих целей. Вне идейно-мотивационного влияния права его специально-юридическое действие оказывается невозможным. Как свидетельствует прак­тика, недооценка нормотворческими органами специфики вос­приятия права приводит к тому, что отдельные законы, прези­дентские указы, иные нормативные акты не только не воспри­нимаются общественным сознанием в качестве ориентиров пове­дения, но нередко выполняют роль бумеранга.
При всей значимости уровня существования (восприятия права) его необходимо рассматривать лишь во взаимосвязи с уров­нем социально-правовых действий (реального функционирова­ния права) и, более того, как подчиненного по отношению к пос­леднему. С этой точки зрения право потому и имеет огромную идеологическую силу, что обладает способностью самореализовы­ваться в массовых действиях, поведении и деятельности людей. Между тем, как показывает анализ отечественной законотворческой практики, данное положение не всегда воспринимается за­конодателем в качестве руководящего ориентира. Принимаемые законы часто не рассчитаны на то, чтобы произвести идеологи­ческий (психологический) эффект в общественной среде; содер­жащиеся в них положения не подкреплены необходимыми ре­сурсами, организационными возможностями государства, в силу чего уже с момента их введения де-юре в действие они оказыва­ются не работающими.
В истинном же проявлении уровень социально-правовых дей­ствий связан с реальным функционированием права, с фактичес­кой правомерной деятельностью адресатов права - граждан и их организаций и многообразными действиями правоприменительных органов и их должностных лиц. Данный уровень, следователь­но, отображает ту стадию права, когда оно реализует собственный потенциал, утверждает себя в качестве реальной социальной силы.
В зависимости от результативности, социального эффекта, про­изводимого правом в общественной жизни, сфер его распростра­нения, социального престижа можно выделить три следующих уровня: локальный; промежуточный (маргинальный) и инстру­ментальный;