2.2. Основные подходы в изучении права и государства

Как же определять метод теории права и государства, ее ме­тодологию? Не претендуя на истину в последней инстанции, на­учную методологию права и государства можно представить как применение обусловленной философским мировоззрением сово­купности определенных теоретических принципов, категорий, ло­гических приемов и специальных методов исследования государ­ственно-правовых явлений.
Вне зависимости от того или иного подхода к теории права и государства последняя имеет под собой известное мировоззренчес­кое философское основание, произрастает на его почве, воспринимает его как руководство к действию, как метод. Это основание вошло в определение. Кроме того, теория права и государства как фундаментальная юридическая наука интенсивно разрабатывает собственный общий метод анализа государственно-правовых яв­лений, свой особый, логически непротиворечивый комплекс ис­следовательских средств, выступающий методологическим фун­даментом отраслевых и специальных юридических дисциплин. Этот компонент также представлен в определении. Наконец, спе­цифика разнообразных форм проявлений государственных и пра­вовых процессов и отношений требует специальных ad hoc мето­дик, способов, приемов. Подобный инструментарий, отчасти за­имствованный из отраслевого юридического знания и многократ­но доказавший свою плодотворность, также фигурирует в данном определении. Эффективность тех или иных исследовательских средств во многом зависит от избранного подхода в изучении права и государства, а он может быть различным.
Исторический мировой опыт государственно-правового разви­тия, долголетние исследования государственно-правовых реалий во многих странах различными научными школами породили ши­рокое разнообразие подходов в изучении права и государства. Многообразие политико-правовых доктрин (по содержанию, на­правленности, сущностным характеристикам и т.д.) может быть, тем не менее, сведено к некоторым основным группам, или направ­лениям. Существуют теории (агностицизм), которые отвергают саму возможность познания права и государства. Если же стоять на точке зрения познаваемости мира, признавать его объектив­ность и способность человека достигать истины, то основное рас­хождение между различными методологическими школами све­дется к водоразделу эмпирического и рационального, историчес­кого и логического.
Эмпирическое и рациональное могут рассматриваться в каче­стве важнейших основных подходов, двух основополагающих форм научного познания, а также структурных компонентов и уровней научного знания. В основе различения эмпирического и рационального (теоретического) лежит выделение в научном по­знании, в данном случае познании правовых и государственных явлений и процессов, эмпирических и теоретических исследова­ний. Первое направлено непосредственно на объект и опирается на данные наблюдения и эксперимента, второе связано с совер­шенствованием и развитием понятийного аппарата государствен­но-правовой науки и имеет целью всестороннее познание объек­тивной реальности в ее существенных связях и закономерностях. Оба подхода взаимосвязаны и предполагают друг друга. Эмпирический подход ориентирован на выявление новых данных наблю­дений и эксперимента, он стимулирует развитие теоретического исследования, ставит перед ним новые задачи. Теоретический под­ход развивает и конкретизирует рациональное содержание науки, открывает новые перспективы, объясняет факты, обобщает и на­правляет эмпирические исследования.
Логический и исторический подходы связаны с восхождением науки от абстрактного к конкретному, они определяют порядок и последовательность выработки определений, понятий, катего­рий, составляющих содержание государственно-правовой теории. Логическое показывает степень понимания исторического, исто­рическое лежит в основании логического. Гегель дал развернутое обоснование единства исторического и логического. Специфика предмета теории права и государства отдает предпочтение логи­ческому подходу. Какой бы подход в изучении права и государства ни применялся, он необходимо учитывает принципиальную фи­лософскую мировоззренческую основу, лежащую в фундаменте любой науки. В познании существуют диалектический и метафи­зический принципы, материалистический и идеалистический ме­тоды, гностицизм и агностицизм, монизм, дуализм или плюра­лизм (в философском, а не в пропагандистском смысле слова).
Традиции академической и вузовской науки теории права и государства на протяжении ряда десятилетий в нашей стране свя­зывали ее с развитием материалистического, исторического, диа­лектического направлений в его марксистско-ленинском понима­нии. Однако материализм, диалектика, историзм возникли еще на ранних этапах становления научного знания, последовательно разрабатывались учеными многих поколений и по логике дела должны присутствовать и на его современном этапе.
Гегель писал, что «... поступательное движение не должно быть понимаемо как течение от некоторого другого к некоторому дру­гому. В абсолютном методе понятие сохраняется в своем инобы­тии, всеобщее - в своем обособлении, в суждении и реальности; на каждой ступени дальнейшего определения всеобщее поднимает выше всю массу своего предыдущего содержания и не только ни­чего не теряет вследствие своего диалектического поступательно­го движения, не только ничего не оставляет позади себя, но уносит с собой все приобретенное и обогащается и уплотняется внутри себя»*.
*Гегель. Учение о понятии. Соч. М., 1939. Т. 6. С. 315.
Философской (мировоззренческой) основой теории права и го­сударства выступает диалектика - т. е. учение о наиболее общих закономерных связях, становлении и развитии бытия и познания. На этом учении строится метод творчески познающего мышления. Наиболее общими законами диалектики являются: переход коли­чественных изменений в качественные (расширение и сужение сферы государственного социального страхования и социального обеспечения фактически способствуют изменению сущности госу­дарства); закон единства и борьбы противоположностей (развитие государства и права буквально пронизано этой борьбой, вытекающей из их существа и также внешней по отношению к ним); закон отрицания отрицания (в новой государственно-правовой системе всегда присутствуют элементы старой и зародыши новой системы). Законы диалектики находятся в неразрывной связи с логическими средствами познания, имеющими интегральное значение в иссле­довании правовых явлений и процессов. Например, анализ и син­тез позволяют переходить от менее конкретных к более конкрет­ным правовым реальностям. Посредством анализа единая право­вая целостность делится на отдельные составные части (нормы права, правонарушения, юридические факты и т.д.), каждая из них детально рассматривается самостоятельно, а затем с помощью синтеза все части соединяются в мышлении во всем богатстве их специфики и восстановленном целостном единстве многообразно­го проявления правовой действительности.
В общей цепи познавательного процесса диалектика пользу­ется выработанными категориями как инструментами проникно­вения в природу изучаемого явления: качество и количество, форма и содержание, сущность и явление имеют для теории права и государства первостепенное значение.
Важнейшей категорией диалектики является материя, прежде всего для тех теоретиков-правоведов, которые стоят на материа­листических позициях. Категория материи не обусловлена ника­кими предпосылками, а сама составляет исходную диалектичес­кую платформу для развертывания всех остальных категорий. С ней неразрывно связаны основные формы существования мате­рии: движение, пространство, время. Бесконечное многообразие форм материи позволяет вычленить тот или иной объект иссле­дования, констатировать его бытие, раскрыть его свойства, уста­новить различие и тождество. Основополагающее методологичес­кое положение для теоретиков-правоведов и государствоведов, ис­поведующих материализм, - выделение из системы всеобщей связи явлений права и государства с экономическим базисом об­щества. Определяющая в конечном счете роль экономики, произ­водство материальных благ не отрицают самой существенной за­висимости права и государства от большого количества самых разнообразных надстроечных факторов: политики, морали, тради­ций, религии, культуры в целом. Временами и субъективные мо­менты, «человеческий фактор», например свойства характера или уровень менталитета законодателя, могут оказаться весьма суще­ственными для формы проявления того или иного правового фе­номена или процесса. Подвергавшийся в свое время жесткой кри­тике идеалистический подход весьма уместен при исследовании проблем правового сознания и правовой культуры, «лечении» пра­вового нигилизма и фетишизма, определении свободы воли и выбора, без чего невозможна констатация вины и предъявление об­винения и т.п.
В современном методологическом багаже содержится очень важный принцип - принцип историзма, подхода к действитель­ности, не исключая действительность государственно-правовую, как изменяющемуся во времени, как внутренне закономерно­му, необходимому процессу развития. Принцип историзма был выдвинут впервые Дж. Б. Вико и другими ранними буржуазны­ми теоретиками. Историзм сегодня рекомендует рассматривать право и государство не просто в развитии, а в последователь­ной смене одного исторического типа другим, как правило, более совершенным и прогрессивным, при этом ни один из исторических типов не может рассматриваться в качестве законченного образца.