9.4. Психологическая теория права и возможности ее использования в юридической практике

 В рамках так называемого широкого подхода к праву отдель­ные ученые наряду с нормами и правовыми отношениями вклю­чают в право правовое сознание. Тем самым отдается дань психо­логической теории права, которая в свое время претендовала на самостоятельную роль в науке и практике, а впоследствии очень часто вступала и вступает до сих пор в союз с идеями правового реализма и иными теориями. Замечалась даже своего рода психологизация основных направлений правовой мысли.
Советская правовая теория отвергала психологический подход к праву за его приверженность субъективному идеализму. Однако в первые годы советской власти даже в декретах признавалось об­ращение судей к правовому сознанию, если законы не давали воз­можности решения вопроса в интересах пролетарского государст­ва. А практика (в том числе расстрелы на месте) основывалась на «социологическом правовом сознании» в весьма широких масшта­бах. Возможно, именно поэтому А.М. Рейснер пытался как-то со­единить постулаты психологической теории с марксизмом. По­пытки эти имели определенный успех в польском правоведении, где традиционно со времен Л.И. Петражицкого, эмигрировавшего из России в Польшу, идеи представителей рассматриваемой теории имели хождение. Теория Петражицкого содержала большой критический заряд в адрес других подходов к праву. Особенно доставалось нормативизму. Петражицкий, например, резко критиковал то положение, при котором право определяют в зависимости от факта государственного вмешательства, в зависимости от «случайного признака наличия или отсутствия начальственного познания известных положений» правом*.
* Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 1909. Т. 1. С. 83, 101, 257-258, 265-266, 267 и др.   Резонны возражения (недоумения) Петражицкого и в том, что наука, различая два права (в объективном и субъективном смысле), принимает во внимание при определении природы права, при образовании права только нормы, объективное право. Критикуя теорию о том, что право является велением государства, Петражицкий приводит три довода: 1) пришлось бы отрицать общеобязательность международного права; 2) определение заключает в себе definition per idem, определяет х через х, безысходный логический circulus. «Формулу: юридическая норма есть норма, признанная государством, - можно превратить в формулу: норма права (х) есть норма, признанная в предписанной правом (х) форме со стороны установленных правом (х) органов правового (х) союза - государства»;
3) признанием со стороны государства пользуются не только нормы права, но и разные другие правила поведения: религиозные, нравственные. Теория государственного признания не содержит критерия для отличия норм права от прочих правил поведения, признанных органами государственной власти путем включения в законы.
«...Связывая понятие права с государством, наука далее лишается богатого и поучительного материала - тех правовых явлений, которые возникали и возникают вне государства, независимо от него и до появления государства, и сужает свой горизонт зрения до узкого, можно сказать, официально-канцелярского кругозора».
Что же предлагается взамен? Чем руководствуются и должны руководствоваться субъекты правового общения в своем поведении? Л.И. Петражицкий не уходил от ответа на этот сугубо практический вопрос. Ответ его однозначен - эмоциями, «обязательственно-притязательными переживаниями». «Специфическая природа права, нравственности, эстетики, их отличия друг от друга и от других переживаний коренятся не в области ин­теллектуального, а в области эмоционального, импульсивного. Не позитивные нормы, а «императивно-атрибутивные переживания и нормы» интуитивного происхождения ставятся во главу угла. Правом «оказывается не только многое такое, что находится вне ведения государства, не пользуется положительным официаль­ным признанием и покровительством, но и многое такое, что со стороны государства встречает прямо враждебное отношение, подвергается преследованию и искоренению, как нечто противо­положное и противоречащее праву в официально-государствен­ном смысле».
Очень многие тонкости теории Л.И. Петражицкого обнаружи­ваются там, где он объясняет деление права на объективное и субъ­ективное, интуитивное и позитивное, официальное и неофициаль­ное. Представляется, что наша практика (законодательная и правоприменительная) могла бы более плодотворно использовать не­которые его выводы. Нельзя издавать законы без учета социальной психологии, нельзя применять их, не учитывая психологического мира индивида. Психологические процессы разных уровней - такая же реальность, как и экономические или политические про­цессы. Право опосредуется ими, живет в них, проявляет через них свою эффективность. Практический юрист не может игнорировать того факта, что часто люди осуществляют свою деятельность, не зная законов, вопреки законам, в обход законов, при пробелах в законе и т.д.
Важно знать психологический механизм действия правовых норм, мотивацию правоприменения в связи с ценностной детер­минацией и профессиональной ориентацией правоприменителя.